Чернобыль «с изнанки»

Петр ШвыдькоКорреспонденту «Телетайпа» удалось взять эксклюзивное интервью у экс-главы госконцерна «Ядерное топливо»
Он с отличием закончил Днепропетровский горный институт. В 1986-м был кандидатом наук, автором многих изобретений. На ЧАЭС руководил робототехникой и имел «статусный» радиопозывной 216. Сегодня членкор Академии горных наук Украины Петр Васильевич Швыдько рассказывает нам о фактах, которые прежние и нынешние власти старались и стараются не вспоминать.

 

Дезактивация «врукопашную»

— После взрыва содержимое активной зоны выпало на три площадки,— вспоминает мой собеседник,— каждая размером 24 на 24 метра, на высоте 68, 72 и 58 метров. Это были частично раздробленные блоки графита из активной зоны, трубы ядерных сборок, тепловыделяющих элементов (ТВЭЛов) с облученным топливом, строительный мусор. Ссыпать этот материал с крыш бульдозерными гребками было невозможно, так как по периметру площадок был проложен пожарный трубопровод, надежно укрепленный на бетонных плитах. Я предложил резать его удлиненным кумулятивным зарядом. Этой технологией отлично владеет спецподразделение института сварки имени Патона. В сентябре 1986-го обратился к представителю АН УССР в Чернобыльской зоне. Однако данный план был запрещен лично заместителем предсовмина СССР Борисом Щербиной.
Посчитали, что взрывы на крышах ЧАЭС могли поднять панику в Европе. Позже, аж в декабре, до кумулятивной резки дело все-таки дошло. А до этого больше восьми месяцев кровлю дезактивировали «врукопашную». Лопатами и металлургическими щипцами выбрасывали фрагменты взорванного реактора в пространство будущего объекта «Укрытие».
В результате более 5 тысяч мужчин от 35 до 40 лет с обязательным наличием одного, но не больше двух детей, разовым выходом на крышу облучились до и свыше 25 бэр.

 

От роботов — никакого проку

— Роботы, использовавшиеся на крышах ЧАЭС, были очень «сырыми», недоработанными,— продолжает Петр Швыдько.— Все они вместе и каждый в отдельности — техническая никчемность, придуманная впопыхах «на паркете». Говорю об этом ответственно, так как лично эксплуатировал их.
Колесный «луноход» с аккумуляторами, германские MF-2 и MF-3, самоходный трехколесный дозиметр и «роботенок» разработки МВТУ им. Баумана… Дорабатывать имело смысл только бауманский робот на гусеничном ходу, но он «погиб», сорвавшись с вертолетного фала на кабину бетоновоза. Слава богу, дремавший в ней водитель остался невредим.
Основные недостатки робототехники — пробуксовки из-за малого веса, слишком чувствительная к радиационному облучению электроника. Аккумуляторы «гибли» на 3–4 сутки… Импортные роботы «слепли», несмотря на их высококачественную цейсовскую оптику. Она темнела даже быстрее, чем наша, сделанная из простого бутылочного стекла.
Кроме того, люди, управлявшие роботами дистанционно, как правило, получали в десятки раз большую дозу облучения, чем даже люди в кабинах бульдозеров. Так, за период с 4 сентября по 1 ноября 1986-го мне лично приходилось по несколько раз на день выбегать на кровлю и вырывать из радиоактивных завалов кабель управления и «драные» ТВЭЛы из гусеницы.

 

В Чернобыль за квартирой

— Я убежден, что ничего плохого с людьми не случилось бы, если б к ликвидации последствий аварии на ЧАЭС подошли через несколько лет,— заявляет Швыдько.— С выверенными решениями и технологиями, со специалистами вместо резервистов. ЧАЭС после 26 апреля 1986 года ничем более страшным миру уже не угрожала.
Вместо этого советская власть «побуждала» людей к героизму бытовой неустроенностью. Припоминаю случай. Работали на крыше трое ребят из Донбасса. Им нужно было за считанные минуты поднять щипцами «удав» и сбросить с края обвала. «Удавами» называли 4-дюймовую циркониевую трубу, в которой находились 12 тепловыделяющих элементов. Один метр такой сборки весил больше 180 кг. Но «удав» был изогнутый, и протянули они его не больше 1–2 метров. Поставили щипцы к стене и собираются уходить. Как вдруг один из них, самый крупный, снова рванул к той проклятой сборке! Подбежал, подсел под нее и подставляет плечо в изгиб «удава»…
За ним бросилась, было, «группа захвата», всегда выскакивавшая из укрытия за теми, кто после «гонга» терял ориентацию. Но сразу же и остановилась — дошло, что у здоровяка возле уха может быть 10 тысяч рентген. А донецкий великан поднимается, несет ту трубу метра три, к краю и выбрасывает!
Позже начальник научного штаба Минобороны генерал Тараканов подозвал его:
— Спасибо, сынок! Вот тебе грамота и тысяча рублей. А за что ты так рисковал?
— У меня двое детей, а живу я в подвале,— ответил герой,— и никаких перспектив получить жилье. А я жене обещал, что вернусь с квартирой.
Я так и не узнал, доехал ли он домой или нет… Да и меня самого «послало» на ЧАЭС знаете что? Институтские 92,50 «рэ» и расписка, которую меня заставили подписать в отделе кадров: дескать, в жилье не нуждаюсь.

 

К вопросу о добровольцах

— Добровольцев на ЧАЭС было немного — вопреки рассказам о себе «ликвидаторов-долгожителей». Помнится, Львовскому пожарно-техническому училищу заказали 30 курсантов для зачистки площадок на вентиляционной трубе на высоте 72 метра. Плюс и сама труба еще 72 метра. Простых резервистов запускать было страшно: свинцовые «белье» и тюбетейка только мешали, замедляя движения. Главной защитой от облучения была лишь максимальная скорость исполнения задания и подхода-отхода «на позицию».
Приехали из Львова красавцы, мастера спорта от 20-ти до 30 лет. Цвет нации! Начальник штаба ликвидации Юрий Самойленко устроил сопровождающему скандал. Но оказалось, что ректорат просто не смог отбиться от «агрессивного» патриотизма-национализма своих воспитанников…
И вот, когда вижу теперь, 26 апреля, некоторых ликвидаторов, пьяных, мелющих, мол, «за сегодняшнюю власть они никогда бы на ликвидацию не пошли», я искренне хочу всех таких… оскорбить! Не выдумывайте: мир вы не спасали и ничего не гасили! Мы все вместе принимали участие в чем-то страшном и гадком, и всех нас использовали втемную.

 

Записал Павел ДИНЕЦ

Фото автора и из личного архива Петра Швыдько

Как начальство от ликвидаторов пряталось
— Когда в 1986-м на ЧАЭС на день-два приезжал предсовмина Николай Рыжков, он обязательно привозил с собой своего повара, и даже свою курятину и селедку,— рассказывает Петр Швыдько.— Сам видел. И даже пробовал однажды, каюсь!
А для Горбачева со Щербицким, приезжавшим в Зону на «встречу с ликвидаторами» в феврале 1987-го, привозили и свою массовку! Врезалось в память, какие чистенькие на них были спецовки. Нам же, настоящим ликвидаторам, тогда так и не удалось подержаться за пуговицу генсека, расспросить о будущем Зоны и страны… Кортеж правительственных «членовозов» аккуратно объехал на трассе все «засады» ликвидаторов и сотрудников ЧАЭС.

  • Чернобыль «с изнанки»
  • Чернобыль «с изнанки»
  • Чернобыль «с изнанки»
  • Чернобыль «с изнанки»


 

 


Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 5
Читать другие новости по теме:
Сводки
Выскажи свое мнение
Вопрос: Как нужно поступать с сепаратистами на не оккупированных территориях?
Лента новостей
Статистика ресурса